Княжна Элиза (duchesselisa) wrote,
Княжна Элиза
duchesselisa

Categories:

Genre Artiste



«Стройная, изящная, нежно-выхоленная, как оранжерейный цветок. У нее темно-бронзовые волосы, невинные глаза цвета пармской фиалки и неправдоподобные ресницы. Бездна шика, живости, очарования. Удивляет, увлекает и сводит с ума, хотя не очень красива. Нечто среднее между старинным портретом Виже-Лебрен и модной картинкой журнала "Vogue". Это не женщина, а произведение искусства — une oeuvre d'art...

Но надо еще кое-что, un piment quelconcue, так - пресно. Например, хорошо играть на сцене или писать романы a sensation или иметь противоестественные вкусы, но лучше всего - быть судимой и оправданной за убийство мужа или любовника. Это придает женщине что-то роковое, ореол преступности, и очень пикантно.




Она выбрала скромный путь искусства, так как отлично понимает, какой оно служит для нее драгоценной рамкой. Она немного босоножка, немного поет Грига, декламирует Игоря Северянина и собирает старинные кокошники.

-Я обожаю искусство, - говорит она скромно опуская свои длинные ресницы, - обожаю!

Она никогда ничего не пишет, это ее особенность. Приезжая в гостиницу, первое, что она говорит с гримаской:

- Пожалуйста, уберите "это" - "это" означает письменный стол, чернильницу и все сюда относящееся.

- Разве Вы никогда не пишите? - спрашивают ее.

Она грациозно качает длинными серьгами и говорит, улыбаясь.

- Зачем? Зачем мне писать? Не понимаю. Когда мне нужны деньги, я телеграфирую, а для остального телефон! Нет ничего глупее писем!

И взамен "этого" на кружевной скатерти располагается арсенал ножниц, пилочек, ножичков и полиссуаров для ногтей, целый ассортимент кремов, lotions, пудры, щеточек и пуховок всех размеров и наконец огромная батарея флаконов с туалетными водами, эссенциями и духами.




Духи — ее страсть. Она жить без них не может. Духи дают ей настроение, забвение и экстаз. Она одурманивается ими, как морфием, и каждую часть своего тела заставляет благоухать особым ароматом. Утром, после ванны и душа, она любит ароматы нежные как майский день, невинно-честные, не дающие грешных мыслей и мигрени поклонникам: Tout le printemps, Quelques fleures, и даже девственные Miguet и Violette.

Днем ее меха и tailleur дышат Charme d'Orsay, Peau d'Espagne, и Le Reve. К вечеру ароматы делаются смелее и слышатся острее на тюле и кружевах вечернего туалета. Есть что-то стыдливо-порочное и сладко запретное, заманивающее во всех этих Ambre rose, Chypre, Folle passion, Tango, Muse, Datura и Nirvana… Смешанный запах духов ласково обволакивает сознание, туманит рассудок и рождает дерзкую мечту о непостижимых возможностях. А ночью? Ее спальня, ее постель благоухают как букет из fleurs du mal. В батисте, в кружевах, в складках царственного балдахина, в мягком ковре и драпировках застоялся нежный и бесстыдный аромат всех запахов духов и эссенций, разлитых за день и разливаемых постоянно, смешанный с ароматом ее прелестного тела живой Танагры.




Она никогда никого не любила кроме себя. "Любить глупо" - говорит она. Но ее можно любить, если она позволит. Как богине ей приносят жертвы и дары. Любить ее очень беспокойно, дорого стоит и доступно только очень, очень богатым снобам и денежным людям. У нее "бездна вкуса", как говорит один ее поклонник и она любит только все самое редкое, драгоценное, чего нет у других, чему обыкновенные женщины обычно завидуют.

Покачиваясь на восьмисантиметровых каблуках сторублевых ботинок, в самом простеньком туалете, фасона chemise, чуть-чуть вышитом старым серебром (модель Пуаре), гладко причесанная, она похожа на подростка, такая невинная, трогательно-простая, когда говорит поклонникам: "Видите, я тоже борюсь с роскошью, это, право, совсем нетрудно"...


Утром она ест свежую морковь, carotte de Nantes, ездит верхом в манеже, гуляет по набережной с английской левреткой, играет в теннис, одним словом занимается спортом. От часу до трех - урок танцев. Она легка, грациозна и очень хороша в прозрачной тунике. Учитель и поклонники восхищаются, находят большой талант, сравнивают с Павловой. Да простит им Аполлон!




Потом она спит 2-3 часа крепким сном. К шести приходит массажистка, после массажа - ванна, легкий грим. Вечерний туалет заранее приготовлен, парикмахер ждет. Она, как Венера style moderne, возрождается к вечерней жизни из тени кружев своей белой кровати, украшенной бронзовыми лебедями. Мотор подан. Она едет обедать, а оттуда на премьеру в оперу, в концерт, в воскресенье - на балет, в субботу - в Михайловский театр. Ей надо везде быть, все видеть, все оценить.

Она - женщина genre artiste.

"Столица и усадьба"
Tags: дамы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments