Княжна Элиза (duchesselisa) wrote,
Княжна Элиза
duchesselisa

Categories:

Александра Михайловна Апраксина (Пашкова)




А.М. Апраксина, портрет кисти В. Гау


Александра Михайловна Пашкова родилась в 1829 году в семье генерал-лейтенанта М.В. Пашкова и выпускницы Смольного института, фрейлины М.Т. Барановой. По словам современников, она была высока, стройна и хороша собой, такой она оставалась до 80 лет и более.



Мужем Александры Михайловны стал камергер Виктор Владимирович Апраксин, правнук знаменитой Пиковой Дамы, княгини Н.Голицыной. Молодость он провёл на военной службе, участвовал в Крымской войне (1853-1856 гг.) после которой ушёл в отставку и занялся хозяйством, введя ряд усовершенствований в своих имениях. Так же, как и его дед – С. С. Апраксин, он состоял членом Московского императорского общества сельского хозяйства и 1896 году даже удостоен серебряной медали Всемирной выставки в Париже «за успехи в сельском хозяйстве».




А.М. Пашкова с матерью, М.Т. Пашковой


Во время подготовки реформы 1861 года В. В. Апраксин был членом Юридической комиссии по выработке «Положений» о выходе крестьян из крепостной зависимости, где принадлежал, вместе с графом В. Н. Паниным, тогдашним владельцем Марфина, к консервативному крылу, немало сделавшему для того, чтобы сократить размеры земельных наделов, выделяемых крестьянам. Очень показательно, что из-за недоверия к «барину» В. В. Апраксину, дело с подписаниями «Уставных грамот» ольговскими крестьянами растянулось, несмотря на все усилия «мировых посредников», на 10 лет. Закончилось, наконец, компромиссным вариантом (предусмотренным, кстати, «Положениями» 1861 года): подписанием их помещиком и мировым посредником без участия крестьян.




А.М. Апраксина


Супруги были большими ценителями искусства, им принадлежали имения Брасово и Ольгово. Брасово впоследствии было продано Императорскому дому, а в Ольгово чета Апраксиных провела свою старость среди великолепных усадебных построек, картинных галерей и многочисленных произведений искусства. Детей в браке не было, после смерти Александры Михайловны знаменитое Ольгово унаследовал граф А.А. Игнатьев.



О чете Апраксиных оставил интересные воспоминания П.И. Нерадовский:

"Около Никольского находилась старинная усадьба Ольгово, принадлежащая Апраксиным. Муж и жена Апраксины, бездетные старики — чопорные, надменные снобы — обычно жили в Москве или за границей, а в Ольгово наезжали только изредка, когда у них появлялось желание немного пожить в своей подмосковной усадьбе. Здесь было всего полная чаша. Все угодья большого имения предназначены были обслуживать барскую чету. Большой старинный дом с пустынными комнатами, в которых среди изображений предков висел портрет царицы из рода Апраксиных, громадный старый парк, конный завод, который славился прекрасными лошадьми, большие конюшни, которыми некому было пользоваться. Но все это держалось ради снобизма... Апраксины — типичнейшие баре-крепостники. Они в конце прошлого века производили впечатление какого-то странного пережитка. Держали они себя с большой важностью и недоступностью. Но, несмотря на всю изысканность и внешний лоск, в них было много комичного.

Сам Апраксин служил в Петербурге в Конногвардейском полку, где он дослужился до генеральского чина. Выйдя в отставку, он кичился своим генеральством: отдавая распоряжения управляющему или прислуге, он всегда называл себя не иначе, как генералом.
Смешно было, когда он важно приказывал: «Скажи, что генерал приказал...», «передай, что генерал занят...» или: «вели подать генералу завтрак» и т. д.
Большая подтянутая фигура Апраксина с высоко поднятой головой и в штатском платье обличала в нем военную выправку... а лицо его совсем не запоминалось, в памяти оставались его нафабренные усы, торчавшие у него, как проволоки, и зачесанные на виски волосы... и только.
Апраксины были полной противоположностью Олсуфьевым, так же как и вся жизнь Никольского была совершенно противоположна жизни ольговских помещиков.


В.В. Апраксин, портрет кисти В. Гау


В Ольгове же жизнь шла изолированно. Все большое богатство Апраксиных обслуживало этих двух феодалов-эгоистов. Казалось, что вся окружающая жизнь была вне их замкнутых интересов.

Живя в Никольском, Лев Николаевич поехал в Ольгово с визитом. Очень интересно было бы посмотреть его вместе с Апраксиными и послушать их беседу. Но этот визит происходил втроем. Лев Николаевич вернулся из Ольгова и восхищался Апраксиными. Как художник, он прямо-таки смаковал этих типичных представителей старого барства.

— Люблю такие цельные натуры, — говорил Лев Николаевич, делясь своими впечатлениями, — какие крепкие люди!
Рассказывая подробности своего визита, он повторял это восклицание и особенно выделял самого Апраксина.

Этот визит, надо думать, послужил Льву Николаевичу материалом для его творческой работы. В «Воскресении» он, между прочим, наделил чертами Апраксиной даму, которая рассуждает, жестикулируя руками, не отделяя локтей от туловища, но добавил ей особенность другой светской дамы, — обычное положение которой было лежание на кушетке."
Tags: апраксины, аристократия, пашковы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments