Княжна Элиза (duchesselisa) wrote,
Княжна Элиза
duchesselisa

Category:

Последняя королева Обеих Сицилий




Мария -София - Амалия Баварская родилась в семье герцога Максимилиана и герцогини Людовики в 1841 году. Семья Макса Баварского была очень дружна, супруги с детьми предпочитали уединенную жизнь в Поссенхофене, вдалеке от городской суеты. В семье было 5 девочек и 3 мальчика. Дети воспитывались очень просто и родители практически не ограничивали их рамками этикета. Елизавета была признанной красавицей, Хелена славилась умом, младшие Матильда и София тоже обещали быть красивыми, о Марии же говорили,что она обладает умом Хелены и красотой Елизаветы.

Как и Елизавета, Мария очень любила лошадей и собак и много времени проводила на природе. Но в отличии от сестры, была гораздо менее эмоциональной и действовала чаще по велению ума, а не сердца.







С 1854 года сестры из Поссенхоффена начинают покидать родное гнездо. В 1854 году Елизавета стала Императрицей Австрии, Хелена, пережившая огромное разочарование, когда император Франц-Иосиф выбрал не ее, а красивую Елизавету, нашла счастье в браке с богатейшим Принцем Максимилианом Турн-унд-Таксис. Двор Поссенхоффена был небольшим и тихим, но все католические правящие династии были рады с ним породниться.

Осенью 1858 года в герцогу Максу пришло письмо от неаполитанского короля, в котором он спрашивал о возможности помолвки Марии и наследника престола Обеих Сицилий. Молодые люди никогда не встречались и совершенно не знали друг друга, но несмотря на это родители невесты ответили согласием. Неаполитанский принц казался хорошей партией. По отцу он был представителем Бурбонской династии, а по матери - Сардинского королевского дома. Кроме того, он был наследником уважаемого королевского дома в прекрасной Италии.







Министр короля Фердинанда II, граф Людольф прибыл в Мюнхен 22 декабря и преподнес невесте бархатную подушечку с портретом ее жениха. На портрете был изображен весьма неприятный мужчина.

В феврале 1859 года Кронпринцесса приехала в свою новую страну. Дорога в Бари была полна людей, которые хотели видеть свою новую принцессу. У всех на устах было имя "Мария-София". Все были наслышаны о красоте юной принцессы и относились к ней с такой теплотой и любовью, будто давно ее знали.


Впервые увидев своего жениха, Мария сразу его узнала, но отметила, что он гораздо лучше, нежели на портрете. Она подошла к нему и грациозно подав ручку, сказала "Bonjour, Francois!". Он поцеловал ее руку и ответил "Bonjour, Marie!" Сам король не смог встретить невестку, так как был уже серьезно болен к тому моменту. Мария-София говорила в основном с королевой, спрашивая ее то о здоровье короля, то об истории города. Жених был молчалив, он не ожидал, что его невеста будет настолько красивой.

Итальянцы со всей эмоциональностью южан настаивали, чтобы Мария-София снова и снова появлялась на балконе и приветствовала их. Затем она была представлена королю Фердинанду. Король очень тепло принял свою невестку, она произвела на него очень хорошее впечатление.

Дорожное платье Марии-Софии очень быстро сменили свадебным с огромным кринолином. Кружевная фата и венок из флер д'оранжа прикрепили к роскошной короне волос невесты - фамильной черте всех сестер Виттельсбах.






Венчание состоялось в одном из больших залов дворца, предназначенных для торжеств. На следующий день после венчания новобрачные посетили гала-концерт в театре, где все взгляды присутствующих были устремлены на Марию -Софию в ослепительно белом платье и с бриллиантами в волосах. Первые месяцы супружеской жизни Марии-Софии и Франциска были в точности такими же, как у Марии-Антуанетты и Людовика XVI. Как Людовик, Франциск был очень застенчивым и скромным. Подобно дофине Франции кронпринцесса Обеих Сицилий была живой и непосредственной. Воспитание в баварских Альпах сделало Марию-Софию сильной и независимой. Она прекрасно ездила верхом и стреляла, была неутомимым путешественником и увлекалась спортом. Ее муж был молчаливым, серьезным и грузным человеком. Он совершенно не интересовался спортом, никогда не охотился и несмотря на то, что часто носил гусарскую форму, никогда не был в седле. Единственное, что было общего у супругов - простое воспитание и отсутствие интереса к роскоши.

Найти общий язык молодоженам было совсем непросто, особенно если учесть, что кронпринцесса только начала учить итальянский, а кронпринц едва знал французский.








Неаполитанский двор был совсем не таким, как тот, откуда только что приехала Мария-София. Здесь все было наполнено неискренним смирением, рабского страха и фальшивой религиозности. Она смогла сразу же завоевать сердце короля, маленькие неаполитанские принцессы были вежливы к юной герцогине, но в то же время довольно холодны. С королевой Марией-Терезой отношения не сложились с первого же дня. Она пыталась отчитывать герцогиню как школьницу, чем сразу оттолкнула ее от себя.

Своенравная и живая Мария-София вскоре стала славиться своими шалостями, в которые она втянула еще и братьев мужа. Однажды она отправилась в гавань ловить рыбу. С помощью старого моряка она наловила целую корзину рыбы, принесла ее во дворец, приготовила и подала к королевскому столу. В другой раз она пообещала напечь баварских блинчиков. На сей раз блюдо, приготовленное принцессой оказалось несъедобным, кроме того, она умудрилась прожечь скатерть и салфетки. Сама принцесса от души смеялась этому, однако кулинарные затеи бросила.









Со временем Мария-София погрузилась в депрессию и ее фрейлина Нина Риццо убедила ее переехать в прекрасный королевский дворец в Казерте. Поначалу дверец и живописный парк с фонтанами и скульптурами оживили принцессу, но вскоре она снова почувствовала одиночество. Как и ее сестра Елизавета, она очень тосковала по родному дому. "Если бы у меня были крылья,я бы улетела домой" - признавалась Мария-София Нине Риццо.

22 мая 1859 года умер король Фердинанд. Муж Марии взошел на престол, а она стала королевой-консортом.

В 1860-х гг. в моду вошла фотография. Марии-Сифии это искусство пришлось по душе. Она фотографировалась в разных платьях, с драгоценными коронами на ее роскошных волосах, в седле, в карете. Все это раздражало вдовствующую королеву. Она также была недовольна постоянной сменой нарядов и частыми верховыми прогулками. Бесстрашная наездница, Мария-София проносилась по улицам Неаполя, вызывая восхищение и изумление одновременно. Король же ежедневно посещал мессы и страдал от выпавшей на его долю тяжести короны. Он был слабым и неуравновешенным человеком, иногда он даже плакал и повторял "О, как тяжела эта корона!" Кроме того, он был болезненно религиозен.








11 мая 1850 года Гарибальди высадился на западном побережье Сицилии. Города Королевства Обеих Сицилий один за другим были сданы. Король принял решение укрыться в крепость Гаэта. Гаэту в это время населяло приблизительно 15 тысяч жителей. Бомбардировка города началась 13 ноября 1860 года. Король и принцы сражались во главе войска, королева посещала госпитали, казематы и батареи. 21 ноября вдовствующая королева с младшими детьми уехала в Рим. За ней последовали друг короля, испанский министр Бермудес ди Кастро и архиепископ Гаэты. Король умолял жену оставить его, но она пожелала остаться. Она бросила вызов опасности и ежедневно смотрела в глаза смерти с удивительным спокойствием. Днем и ночью она обходила госпитали, принося необходимые медикаменты, еду и фрукты. Она не отворачивалась от боли и страданий своего народа.

Однажды королева в госпиталь, а снаряды падали рядом с ней как дождь. Швейцарский офицер, увидевший эту картину, пытался уговорить ее спрятаться в одном из казематов, но она лишь отмахнулась от него: "Как немка и королева, я обязана сделать все, что от меня зависит, чтобы облегчить долю тех, кто страдает по нашей вине. Иногда она приезжала на лошади, реже - ездила в карете. Иностранные газеты начали писать, что эта молодая женщина, чье присутствие среди артиллерии поднимает боевой дух - королева Неаполя.






В калабрийской шляпе, закутанная в длинный плащ, она была прекрасна. Молодая, красивая и храбрая женщина была достойным представителем королевства, защищающего свою последнюю цитадель. Однажды во время бомбежки королева находилась слишком близко к окну, осколок стекла поранил ее лицо, она лишь усмехнулась: "Очень невежливо для врага никогда не оставлять меня в покое".

Осада Гаэты продолжалась три месяца и завершилась 13 февраля 1861 года. Уже к концу января враги превратили Гаэту в дымящиеся руины. После подписания капитуляции правление Марии-Софии в качестве королевы-консорта завершилось. Ее правление было недолгим, но очень насыщенным историческими событиями. Теперь король и королева отправились в Рим. Мария-София не была религиозна как ее супруг. Меньше всего ей хотелось быть в Риме и искать утешения дружбе с Папой. Несмотря на то, что королевской семье было не по себе в Риме, они отвергли приглашения из Парижа, Мюнхена, Вены и Мадрида, обосновавшись в Кастеле-Гандольфо.

Два года она провела в Неаполе и по большей части это время было безрадостным, теперь она была королевой без короны и не имела ничего кроме уважения.

Сейчас она как никогда стремилась домой, в Баварию - повидать родных, гулять по тенистым аллеям со своими собаками, собирать альпийские цветы. 1862 год Мария-София проводит в Баварии, затем гостит у своей старшей сестры Хелены, лишь в апреле 1863 она возвращается в Италию. Такое долгое отсутствие объяснялось тем, что родственники Марии-Софии пытались скрыть ее беременность и скрыть скандал.






Мария была еще очень молода и обладала горячим нравом. Она легко забыла о том, что еще недавно была королевой, но забыть о том, что она очень красивая женщина не могла. Муж с первых дней их знакомства не проявлял к ней интереса как к женщине. Сердце Марии завоевал офицер Арман де Лаваесс. От этой связи родилась дочь, которую по одной из версий отдали семье Лаваесса, а по другой - ее выдали за ребенка Генриетты Мендель, супруги старшего брата Марии-Софии, потому по сей день существует мнение о том, что Мария Валлерзее-Лариш была на самом деле дочерью Марии-Софии.

Тем временем вся Европа говорила о прекрасной защитнице Гаэты. Все газеты печатали ее портреты с хвалебными статьями. В ее честь слагали стихотворения, она то и дело получала всевозможные подарки: немецкие принцессы прислали ей венок из лавровых листьев, парижанки - меч чести, 170 венских аристократок - серебряную модель Гаэты. Император Александр II, восхищенный красотой и храбростью королевы, наградил ее орденом Святого Георгия 4-й степени.

Лишь через десять лет после свадьбы в семье бывших короля и королевы Обеих Сицилий родилась дочь - Мария-Кристина-Пия. Ее крестными стали папа Пий IX и Императрица Елизавета. Но счастье родителей оказалось недолгим. Девочка прожила всего шесть месяцев и похоронена в церкви Святого Духа в Риме.

В 1870-х гг. король и королева переезжают в Париж. Здесь они ведут тихую уединенную жизнь, принимая только сестер Марии и немногих французских аристократов.





Лето 1894 года Франциск и Мария-София проводят в Германии. Франциск был болен, но никто еще не догадывался, насколько серьезно. Оставив мужа в Тироле, королева возвращается в Париж, но через несколько дней после рождества он умирает. Мария-София едва успевает вернуться к похоронам. Смерть мужа она переживала тяжело. В их чувствах не было любви, но за долгие годы совместной жизни они стали настоящими друзьями.

После смерти Франциска она ведет привычную жизнь - много путешествует, часто проводит время с сестрами, много гуляет пешком и на лошади. Бывшая королева Обеих Сицилий предпочитает проводить время со своими многочисленными собаками, а не с людьми, на публике она в последний раз появляется на похоронах своей младшей сестры, Софии-Шарлотты Алансонской.







Марии-Софии было суждено пережить не только королевство Обеих Сицилий, но и многие другие европейские монархии, рухнувшие после I мировой войны. Она умерла в 1925 году в Мюнхене. Похоронили последнюю королеву Обеих Сицилий в неаполитанской базилике Святой Клары.



Clara Tschudi, Elel Harriet-Hearn "Maria Sophia, Queen of Naples"
Tags: royalty, бурбоны, виттельсбахи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments