Княжна Элиза (duchesselisa) wrote,
Княжна Элиза
duchesselisa

Category:

Первая гессенская невеста в России




Из писем ландграфини Генриетты-Каролины Гессен-Дармштадтской о пребывании в России и замужестве ее дочери Вильгельмины с великим князем Павлом Петровичем. Ландграфиня с тремя дочерьми приехала в Петербург в 1773 году, чтобы познакомить их с великим князем Павлом. Одна из принцесс, Вильгельмина(Мими) больше остальных понравилась Павлу и именно она стала русской великой княгиней. Остальные девушки уехали из России без великокняжеского титула, но с щедрыми подарками от императрицы. Мими, в православии - Наталья Алексеевна, так и не стала императрицей, она умерла при первых родах, а великому князю быстро нашли новую невесту - Доротею Вюртембергскую.

Много лет спустя одна из сестер Натальи Алексеевны, Амалия Баденская точно так же привезет своих дочерей для знакомства с русским наследником: теперь уже сыном Павла Петровича и Марии Федоровны и одна из ее дочек стала русской императрицей Елизаветой Алексеевной. Еще одна гессенская принцесса, которая тогда приезжала в Россию - Луиза, стала герцогиней Саксен-Веймар-Эйзенахской, а ее сын Карл-Фридрих женился на дочери Павла I Марии.





"Многие утверждают, что Мими походит на императрицу Елизавету, чьи хорошие портреты здесь есть; это правда, форма глаз та же.

Императрица, предупрежденная бароном Черкасовым, прислала мне двенадцать кусков тафты со всеми принадлежностями; я распределила их между моими дочерьми, моими дамами и собой. Из нее сделают русские платья, которые я нахожу очень милыми.

29 [июня]. Выбор сделан, моя дорогая мама. Это Мими, руку которой императрица попросила у меня, специально придя ко мне в мой апартамент. Она сказала, что ее сын только хотел, чтобы решение моей дочери не было принужденным, и, когда я пошла сообщить ей это, императрица проследовала к остальным моим дочерям. Моя дочь ни словом не возразила мне; на следующий день нашего приезда сюда я заметила, что предпочтение, которое князь оказывал ей, вовсе не было ей неприятно. Я проводила ее в мою комнату на разговор с императрицей, а великий князь пришел туда с графом Паниным. Последний залился слезами от счастья, что его проект закончился удачей. Господь да благословит эту сделку, которая завершилась успешно к счастью 25 миллионов душ, к счастью князя, императрицы и моей дочери. О браке объявят только после возвращения курьера, которого я посылаю этим вечером к ландграфу. Здесь много господ, которые говорили Ридезелю, что они хотели бы иметь трех великих князей, чтобы взять в жены всех моих дочерей.

Мне нравится Царское Село, я прогуливаюсь утром и вечером. Вчера и позавчера перед ужином были маленькие балы на час с тремя четвертями, затем небольшие игры, затем дамы и кавалеры пели русские песни, которые очень милы; я только и делаю, что говорю о музыке.





Двор хорошо составлен из мужчин и женщин, и те, которых я вижу здесь, крайне учтивы. Я поднимаюсь между полуднем и часом дня, нахожу императрицу в галepee; она разговаривает то с одним, то с другим, затем изволит снизойти до меня, затем обедают; она удаляется после обеда, я остаюсь на четверть часа одна, спускаюсь к себе в комнаты и пребываю там полчаса, чтобы поговорить с теми, кто приходит ко мне для беседы, а затем я делаю, что хочу. Собираются в 6 часов, чтобы прогуляться, если хорошая погода. В садах происходят все виды игр, и смотреть на них весело; ужинают около 10 часов, тогда императрица удаляется, в 7 утра она в саду, после 8 кушает кофе в салоне, который выходит на очень большой пруд, или в каком-нибудь другом салоне; все собираются; удаляется она в 9, остальные прогуливаются или остаются у себя; каждый чувствует себя очень свободно...

Императрица также в тот момент, когда попросила мою дочь, сообщила, что необходимо, чтобы она приняла греческую веру. Я сказала этой государыне, что надеюсь, не придется отрекаться, как у католиков; она меня заверила, что моя дочь, вы, моя дорогая мама, и я можем быть спокойны за этот вопрос и по поводу того, как она все это устроит, но что положение моей дочери, ее детей, которых она произведет на свет, требует, чтобы она была греческой веры. Я передала предложение императрицы моей дочери, посоветовала ей все обдумать и сделать то, что будет в ее силах, но чтобы не испытывать потом угрызений совести. Могу поклясться, что я ни единым словом не убеждала ее. Народ, сказала императрица, никогда не имел бы ни доверия, ни привязанности к ней, если бы она не приняла греческую веру.

Императрица приказала позавчера позвать меня с моими тремя дочерьми, чтобы украсить нас орденом Св. Екатерины. Мими, кроме этого, для выхода на вчерашний праздник получила ожерелье с обручем, две эгретки и бриллиантовые серьги. Сегодня праздник тезоименитства великого князя, вечером маскарад и большая иллюминация в садах, если дождь не помешает. В среду мы ужинали в Ораниенбауме в доме, который императрица приказала построить, будучи великой княгиней; он очень мил, обставлен со вкусом, и сады очень красивы.





25 августа Предвосхищаю отправление почты, с которой посылаю ландграфу информацию об обручении. Церемониал совершен, только решение синода сможет развести новообрученных. Завтра моя дочь получит имя Натальи. Принцесса Цербстская содействовала на схожей церемонии, но я упросила императрицу избавить меня от этого. Завтра вечером мы отправляемся спать в летний дворец, где в пятницу состоится обручение, а после ужина возвращаемся в зимний дворец. Бал состоится между 6 и 9 часами вечера, все в придворном платье, которое совсем не радует моих дочерей.

Позавчера был день обручения. Собрались к 11 часам. Императрица была в русском одеянии из золотой парчи, мантии, убранной горностаем, и с малой короной на голове, шесть камергеров несли шлейф ее мантии, затем шли великий князь и моя дочь, после них все следовали друг за другом. Легко представить роскошь всех присутствовавших. Петербургский архиепископ сам подал обручаемым кольца, затем забрал их и поднес императрице, которая переменила их и с волнением вернула обратно; в момент обмена выстрелила пушка, затем еще раз во время исполнения Те Deum [Тебе, Бога хвалим]. Церемония закончилась, и богослужение совершено, как здесь бывает в дни праздников; все вернулись в свои апартаменты, а мы в апартаменты императрицы; затем обедали она и обрученные —в тронном зале, мои дочери и я —в другой комнате. На троне был приготовлен фигурный стол на сто персон.

Обрученные кушали с императрицей, знатные придворные выполняли свои функции. В 7 часов все собрались и танцевали до 10. Все переоделись, отужинали и затем пошли в сад на иллюминацию, с которой вернулись ко сну в зимний дворец. Императрица преподнесла моей дочери бриллиантовую нить на ожерелье, два бутона на серьги, бант на платье и часы с цепью, полностью покрытые бриллиантами; золото никогда не привлекает мою дочь, хотя все подарки очень милые: ее портрет и портрет великого князя на браслетах, двенадцать булавок, орденская звезда с бриллиантами; мои дочери и я получили такие же позавчера.





Великий князь послал ей очень красивый бриллиантовый букет, но моя дочь привязана к драгоценностям меньше, чем ее старшие сестры. Вчера дамы и кавалеры приходили к великой княгине целовать руку. Императрица приказала объявить ей через князя Вяземского, генерального прокурора Сената, что она выделила ей 10 тысяч рублей содержания на булавки, а великий князь послал ей шкатулку с 10 или 15 тысячами рублей. Вчера обедали в зале моего апартамента: это были дамы и кавалеры первого класса. Императрица хотела отдохнуть, и мы увидели ее только вечером.


В день обручения на лице великого князя сияло удовлетворение, и нашли, что моя
дочь имела тот вид, какой должна иметь. В полученном ею кольце такой же большой бриллиант, как и на одном из моих колец с обрамлением. Балы в придворном платье моим дочерям совсем не страшны; они ограничивают себя двенадцатью менуэтами, а полонезы они совсем не танцуют. Все трое тысячу раз целуют вам руки. Императрица преподнесла
своей будущей невестке гарнитур из жемчугов, золотой цепи на шею и браслетов, украшенных бриллиантами, серьги с тремя подвесками и одну эгретку, в которой также
много маленьких бриллиантов.


Моя дочь сильно встревожила меня позавчера своей жестокой лихорадкой, но сегодня
ей уже лучше; это, говорят, от переохлаждения; великий князь не покидал ее, и вчера, в день приема, он присутствовал буквально один момент и вернулся к ней, что императрица ему позволила. Позавчера он был очень тревожен, но вчера, так как все шло хорошо, ему стало очень весело. Я часто позволяю себе называть его ein Kindskopf
[ребенок]; я люблю его всем своим сердцем...


Бракосочетание прошло вчера с пышностью и крайним великолепием. Моя дочь была причесана и одета статс-дамами; я со своими дочерьми пришла к Е[е] Величеству] в 11 часов, проследовали в часовню замка и оттуда прямым шествием в Казанскую церковь. Войска стояли справа и слева двумя Mann Hoch [высокими рядами]. Все балконы, все окна были заполнены нарядной публикой, за окно платили от двадцати до шестидесяти рублей; вначале проследовал отряд конной гвардии, затем маршалы и церемониймейстеры,
каждый в своем экипаже; затем тайные советники по двое, после них члены совета, принцы Гольштейн и мой сын, камергеры и камер-юнкеры, шесть гвардейских унтер-офицеров пеших и на конях, карета императрицы на восемь персон, запряженная восемью лошадьми; она сидела в русском платье из алого атласа, полностью украшенном жемчугами, в императорской мантии с опушью из горностая и вышитыми орлами; напротив нее сидели великий князь и моя дочь, по сторонам шли шесть гайдуков, пажи держались снаружи кареты; князь Орлов и граф Алексей следовали во главе конных гвардейцев; затем карета, в которой находились мои дочери со мной, Ридезель и Шраутенбах следовали верхом у дверец, на карете два пажа, два гайдука у дверец и мой камер-паж
верхом сразу за каретой. Гофмейстерина графиня Воронцова следовала одна, статс-дамы, freules [фрейлины] по двое, затем три моих дамы. Было тридцать придворных карет, в каждую запряжено по шесть лошадей. Во время исполнения Те Deum сильно салютовали.

Из церкви вернулись тем же образом; площади, улицы были забиты народом. За стол сели в 4 часа, после которого императрица получала поздравления; обед проходил в пятой зале в полном составе, где трон, стол в форме подковы, императрица в центре, великий князь и его жена по краям, мой сын рядом с сестрой, я рядом с великим князем, мои дочери рядом со мной и принц Гольштейн рядом с моим сыном. Столы в залах справа и слева, через которые мы проследовали. Заздравные пили под пушечную пальбу.
Сразу после обеда собрались в галерее, и начался бал; моя дочь, отягченная платьем из серебряной парчи, целиком с вышивкой и бриллиантами, имела утомленный вид; она протанцевала всего лишь несколько менуэтов и ушла со мной в соседнюю комнату отдыхать.





В 8 часов императрица привела ее в назначенные ей комнаты, статс-дамы раздели ее, усадили на кровать; пришел великий князь в комнатном платье из серебряной парчи, как и у нее, только с тем отличием, что платье моей дочери было украшено английским кружевом, и это не казалось нелепым, как я подумала вначале. Императрица обняла их, удалилась; я тоже обняла, и все удалились; вернулась после того, как их раздели, чтобы присутствовать с новобрачными на ужине, и они ели как волки. Присутствовали
граф Панин и маршал Романцов. Я тоже поддалась соблазну. Великий князь был очень весел. Я оставила их в 10 часов с половиной. Этим вечером, как только великий князь оставил мою дочь, я прошла к ней, но нашла ее не спящей. Великий князь вернулся и кушал чай на софе ganz vertraulich [очень конфиденциально]; он усадил меня между ними, и я оставалась некоторое время с этими милыми детьми. Моя дочь решительно стала великой княгиней. Вчера императрица дала ей в подарок бриллиантовые серьги, а сегодня парюру из изумрудов и бриллиантов, и великий князь парюру из рубинов и бриллиантов. Позавчера императрица прислала мне очень большой и очень красивый бриллиант-солитер в кольце и эмалевую шкатулку с бриллиантами на крышке и медальоном, окруженным бриллиантами. На нем был ее портрет; сейчас не может быть ничего лучше; Амели и Луизе она прислала очаровательные бриллиантовые гарнитуры: серьги с подвесками, ожерелье с бантами из маленьких бриллиантов, бант, обод и две подвески, эгретку и банты для рукавов, которые закрепляют на бантах из ленты. Эти гарнитуры доставили им очень большую радость и мне тоже; не хватает еще нарукавного банта каждой из моих дочерей, они не завершены. Таким образом, каждая из них вчера и сегодня носит свой бант на лифе платья".
Tags: баденский дом, веттины, гессенский дом, романовы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments