Княжна Элиза (duchesselisa) wrote,
Княжна Элиза
duchesselisa

Category:

Нэлли Оболенская



Елена Константиновна Оболенская


Меня давно интересовал образ княгини Елены Константиновны Оболенской (урожденный Дитерихс). О ней так очаровательно писала Китти Мещерская в мемуарах "Жизнь некрасивой женщины", что невозможно было обойти вниманием эту личность. Елена Константиновна (в свете ее звали Нэлли) была близкой подругой княгини Екатерины Прокофьевны Мещерской и очень любила ее маленькую дочь Китти, которая вспоминала: "Тетя Нэлли обладала той неоспоримой, побеждающей и поражающей красотой, которая сразу признается всеми и остается в памяти навсегда у тех, кто хотя бы раз ее видел. Высокая, с темно-карими горячими глазами, она поражала матовой белизной кожи, пушистыми ресницами, грудным мелодичных голосом. Веселая, добрая, красивая, она, входя, освещала всех как солнце, сияя своей необыкновенной красотой. Тетя Нэлли часто говорила маме: "Знаешь, Катя, моя жизнь - это сплошное триумфальное шествие!"



Китти страдавшая пороком сердца и лишенная любви своей собственной матери стала для Елены Константиновны как родная дочь:

"Тетя Нэлли, приезжая из Петербурга, то и дело навещала меня в институте. Она просто дрожала за мое здоровье. Зная, что я люблю мандарины, она выписывала с Кавказа целые ящики маленьких сладких ароматных мандаринов моего любимого сорта, называвшихся шушунами. На меня посыпались всевозможные драгоценные подарки, состоявшие не только из золотых безделушек, но и такие, какие конечно не могли быть предназначены маленькой девочки: например я получила письменный прибор из эмали с серебром и умывальный прибор из чистого серебра. В день моего ангела, 24 ноября, тетя Нэлли присылала в институт целую партию тортов на весь наш класс и мы пировали.

Почему тетя Нэлли подружилась с мамой?.. Со стороны эта дружба казалась совершенно неестественной, до того они обе были разные. Мама, часто качая головой, говорила: "Ах, Нэлли, Нэлли! Ты живешь неправильно, нехорошо! Надо думать о той жизни, об ответе перед Богом! А ты заказываешь и платишь такие бешеные деньги за свое белье, на эти деньги несколько бедных семейств могут быть сыты целый год!"

- Катя, я вижу и знаю: ты - святая, - добродушно отвечала ей на это тетя Нэлли, - а я вот нет! Люблю жизнь, ведь она - это одно мгновение, и я хочу, чтобы оно было красиво!"

Войну они тоже переживали по-разному: мама почти весь день проводила в госпитале. Присутствуя как сестра милосердия при тяжелых операциях, она часто оставалась дежурить в госпитале около тяжелораненых. Ночью она ворочала больных, бегала по лестницам этажей, часто разгоряченная, в испарине, в итоге она подорвала свое железное здоровье. Мама свалилась сначала с плевритом, а потом с воспалением легких. Едва поправившись, она опять вернулась в госпиталь.

Тетя Нэлли жертвовала госпиталям огромные суммы и говорила: "Деньги даю от всего сердца, а раненых ворочать и перевязывать считаю себя не в праве уже по одному тому, что не имею ни сил, ни навыка. Каждая здоровая санитарка принесет пользы больше, чем я. Зачем мне браться за то, что я не умею?"

Тетя Нэлли устраивала для раненых концерты, спектакли, разные выступления и сама часто плясала русскую. Она плыла как настоящий лебедь, столько величавости, красоты и огня я ни у кого не видела".





Елена Константиновна (слева) с сестрами


Нэлли Оболенская мечтала, чтобы ее сын-кадет Михаил однажды женился на Китти Мещерской, к сожалению, все мечты и планы княгини были уничтожены революцией, а сама княгиня стала одной из первых жертв большевистского безумия. Наша печальная история знает много примеров расправ безумных крестьян с помещиками. Не щадили никого - зверски убивали женщин, детей, стариков. Так строилась пролетарская страна.





Княжны Зоя и Марина и князь Михаил Оболенские с гувернанткой


Имение Оболенских Горки находилось в Чериковском уезде Могилевской губернии. Прекрасный дворец, окруженный сосновым лесом описывала дочь Елены Константиновны, княжна Зоя Оболенская:

«Горки — это дом моего детства, к которому я была так привязана, как любой ребенок к дому, который он любит. Это был милый дом, очень удобный и красивый, какой только можно себе представить. Как я уже отмечала, когда я пытаюсь описать дом в Горках, я не могу не восхищаться видом из окна, и, возможно, самая большая его прелесть в том, что все там было естественно… Очень часто мы ездили в наш дом в Горках ранней весной, когда березы покрывались молодыми маленькими листочками. Те березовые рощи были красивы в любую пору, но весной они были неописуемо прекрасны: высокие белые стволы и ярко-зеленые листочки. Часто овцы лежали там или бродили вокруг, и маленький мальчик-пастух сидел на краю рощи, наигрывая мелодию на самодельной дудочке. Такие сцены очаровывали меня. Они были настолько прекрасны в своей примитивной тихой красоте. Снова я увидела такие картины в Константинополе в 1920—1921 годах. Однако пастухи пасли овец в совершенно другой обстановке… Наши лесные рощи незабываемы, и они остались навечно дороги моему сердцу. Интересно, существуют ли они до сих пор?..»


Нет, ничего этого не существует. Княгиню Елену Константиновну Оболенскую убили в 1918 году, а усадьбу сожгли. Лес вырубили позже. Говорили, что княгиня пыталась защитить от осквернения могилу своего супруга, на могиле ее и расстреляли. Горничная и плотник похоронили Елену Константиновну в семейном склепе рядом с мужем, но позже склеп был разгромлен, а могилы разорены. Младшие дочери Елены Константиновны гостили у родственников в Киеве. «Лучше человеку не знать, что его ожидает, не знать будущего…» - напишет княжна Зоя Оболенская в конце своих воспоминаний.



Зоя и Марина Оболенские

Сама княжна Зоя после смерти матери присоединится к Белой армии и станет сестрой милосердия в Гвардейском кавалерийском полку. В 1920 году Зоя Алексеевна будет ранена в бою и награждена Георгиевским крестом 4 степени. Она покинет Крым на одном из последних пароходов. Зоя Алексеевна жила в США, в штате Массачусетс. Её сестра, Марина Алексеевна Оболенская также эмигрирует и будет жить в Чехии.

Михаил Оболенский, названный жених Китти Мещерской, чудом избежит смерти в усадьбе Горки - он был в городе у зубного врача в то время, когда безумная толпа черни громила усадьбу и убивала его мать. Позже Михаил эмигрировал и жил в Канаде.


Так ужасно оборвалась жизнь яркой, доброй и прекрасной светской дамы. До сих пор крестьяне передают из поколения в поколение истории о том, что дарила им княгиня на различные праздники и как помогала тем, кто нуждался. Хорошо бы еще, чтобы не забывали рассказывать и о том, чем крестьяне отплатили своей княгине - один из убивавших ее большевиков был крестником Елены Константиновны... Впрочем, не всех захлестнула красная хворь - другие крестьяне из того же села помогали князю Михаилу Алексеевичу спастись - прятали у себя, переодевали, выдавали за своего родственника, помогли бежать на юг.
Tags: их уничтожили большевики, мещерские, оболенские, эмиграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments