Княжна Элиза (duchesselisa) wrote,
Княжна Элиза
duchesselisa

Category:

Sweet sixteen. День совершеннолетия великой княжны Ольги Николаевны.





3 (15) ноября 1911 года в Ливадии готовились к празднику, имеющему большое значение не только для русской царской семьи, но и для многих королевских дворов Европы. Исполнялось 16 лет старшей дочери императора, великой княжне Ольге Николаевне. В шестнадцать лет принцессы считались совершеннолетними, а значит к дочери одного из самых могущественных правителей Европы будет обращено внимание многих принцев.

Однако, как это ни странно, великие княжны не были готовы к своему главному предназначению - составить удачную партию и стать супругой европейского монарха. Старшие девочки, Ольга и Татьяна большую части жизни проводили в тени - они редко появлялись в свете, мало общались с особами равными себе и даже общение с родственниками было очень дозированным.

Само совершеннолетие старшей дочери отмечали не в столице, а на краю Империи, в небольшом, по-домашнему уютном, но не предназначенном для крупных торжеств, белом Ливадийском дворце. Многие считали, что воспитание и образ жизни княжон совершенно не соответствует их положению. В 16 лет Ольга Николаевна была еще совсем ребенком, страшилась мыслей о браке, не хотела ни за что уезжать из России, а ее юное сердце было увлечено офицером "Штандарта", а не иностранным принцем. Злой рок - ведь именно раннее замужество могло спасти княжон от страшной смерти. Ведь даже в 1911 году все было не безоблачно. На что способен подстрекаемый народ в революционном дурмане - стало известно еще в 1905 году, а в 1911 на глазах у императора и княжон был убит П.А. Столыпин...

Гофмейстрина Елизавета Алексеевна Нарышкина, начавшая службу при дворе еще при Александре II, сокрушалась:

"Третьего ноября Ольге Николаевне исполнилось шестнадцать лет, что означало совершеннолетие. В ее честь во дворце состоялся бал, на котором присутствовали молодые придворные, а так же офицеры яхты "Штандарт" и Александрийского кавалерийского полка. Я от всего сердца радовалась веселью милых маленьких великих княжон, и втайне надеялась, что теперь они будут получать радость от общения с друзьями, соответствующими их высокому положению. Однако я ошиблась, так как под влиянием матери юные великие княжны по-прежнему были не расположены к любым празднествам. Однажды королева Румынии сказала мне: "У нас дела не так обстоят, как у вас. В вашей стране властители являются полубогами и могут делать все, что им угодно. Мы же должны действовать, чтобы заслужить признание нашего народа, и поэтому я часто говорю своим детям: "Каждый несет обязательства своего положения. Наш долг состоит в том, чтобы заслужить любовь наших подданных, быть вежливыми и предупредительными". Дети очень хорошо знают, что они должны обществу, и даже моя младшая, которой только пять лет, ведет себя вежливо и никогда не забывает поздороваться или сделать реверанс". Но наша Императрица не обращала внимания на мнение и оценку окружающих, и ей никогда не приходило на ум, что их взгляды, при определенных обстоятельствах, могут иметь значение".

Не только Елизавета Алексеевна, но и члены императорской фамилии удивлялись затворничеству княжон. Так закрыто от света не воспитывали еще никого из детей русских императоров.

Н.В. Саблин так же был удивлен тем, что в Ливадийском дворце недоставало главного, а именно бальной залы. И это при том, что в семье подрастают четыре принцессы: "Шедшая за их величествами свита тут же обратила внимание, что в новом дворце забыли или умышленно не сделали танцевального зала, тем более что княжны были в том возрасте, когда для них следовало бы уже начать давать балы. Ведь это были одни из самых завидных для всего света невест, и по личным качествам, и по политическому весу. Подумать только, дочери императора такой страны, какой Россия являлась перед войной; Отсутствие специального зала сказалось очень скоро, когда дали первый бал и танцевать пришлось в этой столовой, где только что состоялся большой обед перед балом, и было очень неудобно выносить столы, подметать и натирать паркет, пока приглашенные толпились в холле".





Но когда состоялся бал в честь шестнадцатилетия Ольги Николаевны, ничто не могло омрачить настроение девочек, танцевавших, веселившихся и радовавшихся празднику даже в таком маленьком и неудобном помещении.

Впервые в длинном бальном платье, с собранными во взрослую прическу пышными волосами, Ольга Николаевна многим запомнилась в тот ноябрьский вечер. Правда есть некоторые расхождения в воспоминаниях. Одни пишут, что Ольга была в розовом платье, сама она отмечает в дневнике, что была в белом. Предположу, что белое платье с широким поясом и приколотыми к нему искусственными цветами было на Ольге днем, когда сделали известную серию фотографий. Такой же наряд был в тот день и на Татьяне Николаевне (возможно, и на младших княжнах - тоже), только у Татьяны платье было короче, а прическа оставалась еще детской. К вечернему балу девушки надели бальные платья и там уже появился розовый наряд и диадема, о которых упоминали Саблин и Вырубова.






В 7 часов пополудни в Парадной столовой начался обед, который описала Агнес фон Стёкль "...бесчисленные слуги в их золотых и алых ливреях стояли за каждым стулом, с перьями на шляпах, за которые их называли «l’homme а la plume». Дамы были в богатых разноцветных платьях, молодые девушки в основном в платьях из белого тюля, а роскошные мундиры, казалось, относились к какому‑то восточному торжеству».


Там же после обеда был устроен бал. Приглашенные танцевали под сопровождение военного оркестра, разместившегося в Итальянском дворике.

"Вечером был бал, один из самых красивых балов при Дворе. Танцевали внизу в большой столовой, — оркестр трубачей местного гарнизона стоял в мавританском дворике. В огромные стеклянные двери, открытые настежь, смотрела южная благоухающая ночь. Приглашены были все Великие Князья с семьями, офицеры местного гарнизона и знакомые, проживающие в Ялте. Великая Княжна Ольга Николаевна, первый раз в длинном платье из мягкой розовой материи, с белокурыми волосами, красиво причесанная, веселая и свежая, как цветочек, была центром всеобщего внимания. Она была назначена шефом одного из гусарских полков, что особенно ее обрадовало. После бала был ужин за маленькими круглыми столами. Разрешено было и маленьким Великим Княжнам присутствовать на балу, и они очень веселились, порхая, как бабочки, среди приглашенных" - вспоминала Анна Вырубова.


"Виновница торжества была очаровательна, впервые с маленькой диадемой в волосах. Все наши дамы получили приглашения, и так как никто не ожидал такого бала, все они оказались без подходящих туалетов. Однако в то время в России существовал телеграф и курьерские поезда, и в пять дней прибыли всякие наряды. За этим первым придворным балом последовали балы у разных именитых ялтинских жителей, особенно радушно принимала княгиня М.В. Барятинская, муж которой был когда-то офицером нашего экипажа и товарищем Чагина по Морскому училищу" - отмечал Н.В. Саблин.

Еще одной свидетельницей торжества стала воспитательница великой княжны Ирины Александровны, графиня Камаровская:

"3 ноября исполнялось совершеннолетие великой княжны Ольги Николаевны. Ей минуло 16 лет. Мне хотелось подарить ей какой-нибудь пустяк, и я заказала одному художнику (Пьяновскому) художественную в русском стиле рамку. Накануне я отдала ее Софье Ивановне с просьбой положить среди других подарков на стол новорожденной. В царской семье не дарили вещей из рук в руки, как обыкновенно это делается, а убирали подарками стол с записками, от кого они, и стол вносился ночью в ближайшую к спальне комнату. На следующий день мы приехали к обеду, который состоялся в большой белой зале Ливадийского дворца. Все время играл оркестр. После обеда начался бал. Приехала делегация, с командиром во главе, от того полка, шефом которого состояла Ольга Николаевна. Она много танцевала с офицерами своего полка, а с командиром - мазурку. Меня она очень горячо поблагодарила за рамку: "Я сейчас же вставила в нее мой любимый портрет папы, и он всегда будет стоять на моем письменном столе".



Великая княжна Татьяна Николаевна

Кроме кузины великих княжон, Ирины Александровны, на балу присутствовали также великие княжны Марина и Надежда Петровны вмести со своим отцом, и княжны Нина и Ксения Георгиевны. Всего было 140 приглашенных.

Сама Ольга была немногословна. Все впечатления о бале уместились в семь сухих и коротких предложений: «Сегодня в первый раз я надела длинное белое платье. В 9 вечера был мой первый бал. Княжевич и я открыли его. Я все время танцевала, до часа ночи, и была очень счастлива. Были многие офицеры и дамы. Всем было ужасно весело. Мне 16 лет».
Tags: romanovs, балы и маскарады, романовы, царская семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments