Княжна Элиза (duchesselisa) wrote,
Княжна Элиза
duchesselisa

Category:

Приёмы, балы и торжества николаевской России в дневнике Маркизы Лондондерри



Френсис Энн Вейн, Маркиза Лондондерри



Императрица - очень высокая и грациозная, лицо её не очень красиво, но её маленькая голова красиво посажена, а лицо имеет правильные черты и обладает приятным выражением, её руки очень красивы, а атмосфера вокруг нее буквально пропитана императорским достоинством, какого я не встречала прежде. Наряд Императрицы был идеален, простой и ослепительно-белый. Старшая дочь Императрицы была нездорова и не могла присутствовать, но была Великая княжна Ольга. Ей всего 14 лет, хотя выглядит она как семнадцатилетняя, очень красивая, белая и хрупкая, словно лилия, с прекрасными белокурыми волосами, довольно высокая для своего возраста, она была очень общительной и приятной. Эта семья обладала особенным шармом. Природа наделила их больше, чем всех остальных: они красивы, статны, грациозны, умны, приятны, и отличаются от большинства других венценосных особ. Дети хорошо воспитаны, а интерьер дворца по-домашнему уютен, прост и скромен, что особенно выделяется на фоне огромной власти, богатства и роскоши, которыми они обладают.







Мы обедали в огромном зале, украшенном колоннами, апельсиновыми деревьями и другими растениями. За столом -подковой собралось около 60 человек. Императрица сидела во главе, её сын и дочь - по бокам от неё. Я сидела рядом с Великой княжной Ольгой, которая была все время очень внимательна ко мне. Дамы были довольно просты внешне, но одеты с большим вкусом, кавалеры - все в мундирах. Прислуживали около 20 или 30 арапов. В их появлении в белых тюрбанах и красно-золотых нарядах было что-то восточное. Обслуживание было на невероятно высоком уровне. После обеда пришли маленькие Великие князья. Они были одеты в русские костюмы - красно-желтые рубашки с косым воротом, подпоясанные кушаком.

После обеда Императрица нас оставила и предложила нам немного отдохнуть перед балом, который должен был начаться в 8 часов: "C'est à la campagne et pour les enfants que nous vivons comme des paysans".






Возвратясь к 8 часам мы увидели как Великие князья катались на русских горках, установленных в Большом дворце. Назначенное мероприятие было более пышным, чем во время обеда, и вскоре явилась Императрица, одетая с большей роскошью, чем за обедом. На ней был светлое креповое платье, украшенное россыпями бриллиантов и бирюзы, на её шее красовалось несколько нитей жемчуга, в одной из которых жемчужины были величиной с фундук. Она заметила покраснение на моей коже и спросила о причине этого, и я была вынуждена сказать ей, что виной всему были блохи. "Ah machère, quelle honte pour vous".

Во время бала она танцевала очень грациозно и с огромным достоинством. После бала ужин был подан на маленьких круглых столах, которые появились будто по волшебству и потом так же исчезли после ужина. Когда мы рассаживались перед ужином к Императрице подошел Цесаревич и сказал: "Maman, voilà un courier qui arrive de Papa". Она тотчас же вскочила из-за стола и вышла в другую комнату в сопровождении своих детей. По возвращении она сказала, что Император должен приехать через несколько дней и надеется видеть нас.

***
Император Николай не был похож на своего брата Александра. В нем не было такой же мягкости, не было той же победной улыбки. Он был выше и крупнее - колосс, обладающий красотой и грацией. Лицо его очень красиво, если искать в нем недостатки, то я бы сказала, что оно слишком длинное. Выражение его лица довольно строгое, взгляд орлиных глаз суров, а улыбка подобна солнцу, пробивающемуся через тучи.




Великая княжна Мария Николаевна


***

Вечер был камерным и не церемониальным. Здесь я увидела Великую княжну Марию, которой не было в прошлый раз и которую я нашла очень утонченной. Концерт начался с выступления певцов придворной капеллы, которые пели очень красиво. Императрица, которую я не видела с прошлого раза, подробно расспрашивала меня о путешествии в Москву и задавала много вопросов. Она усадила меня рядом с собой на диване, в то время как младшие дети расположились у её ног и были абсолютно поглощены музыкой. После этого выступления адъютант Императора играл на скрипке, а затем пела одна из фрейлин. У нее был прекрасный голос и Императрица сказала мне, что именно из-за этого голоса девушку взяли ко двору. Во время концерта Император беседовал с приглашенными и играл в вист с тремя генералами. Он похвалил мой наряд - "Mais s'y attendait, madame, votre réputation vous avait précédée".


***

В воскресенье утром, когда я еще только решала, чем буду заниматься днем, я внезапно получила послание от Императора, который сообщал, что служба начнется в 11 часов и что в моей комнате есть специальная дверь, ведущая в часовню. Я поняла это как приказ и тотчас же встала и начала одеваться. Лорд L. сопровождал меня в мундире.

Часовня была полна. Императорская семья вошла и расположилась у алтаря. В греческой церкви даже монархи стоят. Пение было прекрасным, одеяния священника роскошными, служба производила большое впечатление. Дамы были поглощены молитвой, крестились, падали на землю и целовали её, плакали, подвергали себя разного рода унижениям. Служба длилась около часа, после чего Императрица немного поговорила со мной и я удалилась в свои покои, а лорд L. отправился вместе с Императором в его карете на парад.




Маркиза Лондондерри


В четыре часа мы переоделись к обеду и за нами был послан императорский экипаж. Вечер был очень торжественным и императрица, которая вчера была в муслиновом платье без каких-либо украшений на её классической греческой голове, сегодня была одета с восточным великолепием. Она была в красно- зеленом бархатном платье а-ля тюрк с золотыми полосами, бриллиантовом ожерелье и с невообразимым количеством бриллиантов и изумрудов на наряде Обед был торжественным - более сотни приглашенных. Среди присутствующих - очень приятная Великая княгиня Елена Павловна, князь Дмитрий Голицын, губернатор Москвы, французский посол, де Барант с супругой и дочерью, князь Меньшиков, граф Чернышев. Последний представил мне свою очаровательную жену, только что возвратившуюся из Англии, куда она ездила для поправки здоровья. Обед проходил как обычно. Сначала рассаживались дамы, затем - Император и остальные мужчины. Великая княжна Ольга снова сидела рядом и много разговаривала со мной по-английски практически идеально. В половине седьмого обед завершился и мы отправились смотреть спектакль, начавшийся в семь. Несмотря на то, что времени было совсем мало, все умудрились переодеться. Императрица была очень мила в роскошном блондовом платье на нежно-розовом чехле, расшитом крупными опалами и бриллиантами, её длинные нити жемчуга спускались до пола.

Французская труппа сыграла два небольших водевиля, после чего мы возвратились в большой зал, где начались танцы. После одиннадцати часов подавали ужин, после которого танцы возобновились. Вечер был веселым и непринужденным, без соблюдения особого протокола. Императрица танцевала в кадрилях со своими детьми и много разговаривала с приглашенными. Император посвятил вечер беседам с прекрасной мадам Кинденер, дочерью княгини Турн унд Таксис, приходившейся тетей Императрице.




Великая княгиня Елена Павловна

***
Переодевшись, мы отправились на обед к Великой княгине Елене Павловне в Павловский дворец, находящийся в трех-четырех верстах от Царского Села. Великий князь отсутствовал, но Великая княгиня приняла нас перед обедом и была очень мила и приветлива. Обед был небольшим и нецеремониальным - всего 12 персон сидели за небольшим круглым столом. Дочери Великой княгини, три маленькие девочки, пришли после обеда. Великая княгиня очень умна, одарена, хороша собой, но у нее хрупкое здоровье и, как я слышала, d'un humeur un peu inégale.

***

В воскресенье был День Святого Николая - праздник Императора. Во дворце собралось невообразимое количество народа, около двух сотен фрейлин, у многих - бриллиантовый шифр приколот к нарядам. Большинство фрейлин были в придворных нарядах с красным бархатным шлейфом, расшитым золотом. У статс-дам и камер-фрейлин шлейфы были зеленые с золотом, а у фрейлин Великих княгинь - синие.

Император был в казачьем мундире, рядом с ним - Императрица в русском платье с красным бархатным шлейфом, расшитым золотом, за ними следовала Великая Княгиня Елена, две старшие Великие княжны с их младшей сестрой и дочерью Великой княгини. Все они были в светло-синих бархатных нарядах. После службы Императрица принимала поздравления духовенства, представители которого целовали ей руку. После этого процессия перешла в Белый зал, а затем - в Петровские покои, где принимались поздравления от дипломатического корпуса. После этого Императрица удалялась в свои покои... Трудно представить себе этот зал тем, кто никогда его не видел - великолепие и величие, бездна вкуса, широкие окна, белоснежные стены с яркой росписью, яшмовые колонны, позолоченные двери, лазуритовые вазы, малахитовые столы... Императрица стояла центре залы, опираясь на малахитовую жардиньерку, полную цветов. Она вся сияла от блеска драгоценностей, подобранных с большим вкусом. Великие княжны стояли за Императрицей, а придворные дамы подходили к ней по очереди. Первой из русских дам подходила графиня Строганова и она предложила мне подойти вместе с ней. Я собиралась поцеловать руку Императрицы, как все остальные дамы, но она опередила меня и обняла, поблагодарив за то, что я явилась ко двору в русском костюме. После графиня проводила меня и я расположилась у стеклянной двери так, чтобы видеть происходящее. Порядок был превосходный, никакой суеты, давки, отталкиваний - каждый знал свое место и следовал ему. После дам следовал Сенат и адъютанты Императора, среди которых был лорд L.

Такой же порядок был снаружи. Перед дворцом горел огромный костер, кареты подъезжали и развозили гостей без суеты, шума и путаницы.





Вечерний бал был отменен из-за траура по усопшей княгине Радзивилл, тетушки Императрицы. Вести о ее кончине в Берлине только прибыли в Петербург. Это была очень своевременная отмена бала, так как, я полагаю, после утреннего напряжения, ни у кого не оставалось сил для танцев. На следующий день я чувствовала себя настолько уставшей, что не смогла посетить бал у Саксонского посла.

***
Через день мы получили приглашение на обед во дворце. Так как при дворе был траур, я подумала, что будет безошибочным вариантом явиться в черном бархатном наряде. Обед должен был состояться в том же зале, где вчера Императрица принимала поздравления. Перед обедом Император пригласил нас в маленькую прилегающую комнату, где уже находились Императрица и Великая княжна Мария. Объявили время обеда и Императрица с Великой княжной пошли в зал, держась за руки. Я последовала за ними. За обедом всего 12 персон. Императрица была в черном бархатном платье с великолепными жемчугами, Великая княжна - тоже в черном, одета очень просто. Не было никакого церемониала, двое детей играли здесь же, подходя к Императрице, которая угощала их пирожными.




Великая княжна Ольга Николаевна

***

Императрица была в белом платье, расшитом рядами крупных бриллиантов, от талии до низа платья. На голове Императрицы была корона в средневековом стиле и еще одна маленькая диадема на лбу. Никогда прежде не видела я подобного сочетания роскоши и простоты.

Принц Карл Прусский, брат Императрицы, надел голубую Андреевскую ленту, чтобы сделать приятное Императору. В свою очередь Император был с оранжевой лентой прусского Черного Орла. Великие княжны Мария и Ольга были очаровательны. Бледные, белокурые, грациозные, в очень простых нарядах, они восхищали всех присутствующих своими манерами. Начался полонез. Этот танец очень удобен для тех, кто не умеет танцевать. Когда Император пригласил меня, я поспешила поблагодарить его за подарок и проявленную ко мне доброту.





Ужин был в зале с мозаичными колоннами и люстрами из голубого стекла, в которых сияли 4000 свечей. Это была настоящая сказка - бесконечная перспектива, множество расставленных тарелок, изобилие изысканных цветов, весь зал напоминал оранжерею, столы стояли буквально в тени апельсиновых деревьев, окутанные их ароматом. Зрелище было волшебным. 850 человек разместились за столами без малейшего замешательства и суеты. Императрица, соблюдая старинный этикет, подходила к каждому столу и разговаривала с приглашенными.

Frances Anne Vane Marchioness of Londonderry "Russian journal of Lady Londonderry, 1836-37"
Tags: аристократия, балы и маскарады, императрицы, романовы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments