Княжна Элиза (duchesselisa) wrote,
Княжна Элиза
duchesselisa

Category:

В гостях у "Дедушки Европы"


Верхний ряд: Принц Георг Греческий (положил руки на плечи принцу Вальдемару Датскому), Король Кристиан IX, Императрица Мария Федоровна, принцесса Александра Уэльская, Королева Луиза, Королева Эллинов Ольга, Принц Николай Греческий, Принцесса Мод Уэльская, Цесаревич Николай, Император Александр III.

Нижний ряд: Принцесса Александра Камберлендская, Тира Камберлендская и Принц Эрнст Август Камберлендский, Принц Христофор Греческий, Ольга, Кристиан и Вильгельм Камберлендские, Великая княжна Ольга Александровна, Принцесса Виктория Уэльская, Великий князь Михаил Александрович.




В истории за датским королем Кристианом IX прочно закрепилось прозвище тестя Европы: две его дочери, Дагмар и Александра были супругами русского и британского монархов, еще одна дочь, Тира - принцессой Ганноверской. Старший сын, датский престолонаследник, был женат на шведской принцессе Луизе (Ловисе), средний - стал королем Греции и женился на русской великой княжне, младший сын, принц Вальдемар, был женат на французской принцессе, дочери герцога Шартрского.

Постепенно тесть Европы превратился в любимого дедушку Европы, а его внучки и внуки, которых было 36 человек, каждо лето собирались у своих датских бабушки и дедушки вместе с родителями и их многочисленной свитой. В Дании русские, британские и греческие венценосцы могли почувствовать себя самыми обыкновенными людьми и насладиться спокойными деньками, свободными от строгого придворного этикета и официального протокола.



Фреденсборг 1883 год

Сидят на ступеньках: Принц Кристиан Датский, Великая княжна Ксения и Великий князь Михаил,Принцесса Луиза и Принц Харальд Датские, Принцесса Мария Греческая, Принц Карл Датский.

Первый ряд: Цесаревич Николай, Принцесса Александра Уэльская, Принцесса Мод Уэльская, Великий князь Георгий Александрович.
Второй ряд: Король Кристиан и королева Луиза, Тира Камберлендская, Императрица Мария Федоровна, Король Эллинов Георг I, Принц Вальдемар Датский, Принцесса Александра Греческая, Кронпринц и Кронпринцесса Датские.

Верхний ряд: Царь Александр III, Королева Эллинов Ольга, Мария Ганноверская, Принцесса Луиза Уэльская, Великая Княгиня Мария Павловна-старшая, Принцесса Виктория Уэльская, Принц Джон Глюксбург.



Датский народ совершенно индифферентно относился к такому изобилию иностранных принцев и принцесс. Принц Христофор Греческий вспоминал об одном забавном случае:

"Кристиан IX с сыном и двумя зятьями гулял за городом. Тут к ним подошел какой-то мужчина, чтобы спросить дорогу, король объяснил ему, как пройти, и, поскольку он не пропускал ни одной возможности пообщаться со своим народом, начал с ним беседовать. Мужчина решил, что имеет дело с гостями кого-то из местных землевладельцев, и с интересом спросил, как их зовут.

— Ну, — ответил ему Кристиан IX, — это — мой сын, король Греции, а это — два мои зятя, русский царь и принц Уэльский, а я — ваш король.

Мужчина, подумав, что ему морочат голову, в сердцах сказал:

— А я — Иисус Христос! — развернулся и ругаясь ушел".



Теплую семейную атмосферу таких королевских семейных собраний в Дании сохранили многочисленные старинные фото из Фреденсборга и Бернсторфа, а так же воспоминания, оставленными некоторыми участниками событий. Есть и совершенно неожиданные находки: в 2016 году была опубликована запись голосов, предположительно принадлежавших Александру III и Марии Федоровне. Эта запись была сделана именно в Дании и хранилась там все это время.




О датских каникула сохранила теплые воспоминания великая княгиня Ольга Александровна. Вот что она пишет в мемуарах "25 глав моей жизни":

Каждый год в конце лета мы отправлялись либо в Крым, либо в Данию — на родину матери. До Копенгагена добирались на императорской яхте. Это был чудный старый колесный пароход, который страшно качало в штормовую погоду, а такая была почти всегда! В такие дни плавание из Кронштадта или из Петергофа в Копенгаген занимало около четырех-пяти дней. Но «Полярной звезде» требовалось всего тридцать шесть часов. Императорскую яхту сопровождало несколько военных кораблей, но на меня это производило гораздо меньшее впечатление, чем то, что у нас на борту находится живая корова. Она обеспечивала нас, детей, свежим молоком и выполняла свои обязанности, несмотря на страдания от морской болезни — эту участь она разделяла со многими другими пассажирами. Когда мы проходили между старыми фортами напротив Тольдбодена (таможня в Копенгагене), в нашу честь давали салют, а потом мы смотрели на приближающуюся к нам королевскую шлюпку. С каждым взмахом весел она была все ближе, и каждый раз, когда гребцы поднимали весла, их окатывал легкий душ. Весьма занятное зрелище. Обычно мой дедушка Кристиан IX и бабушка королева Луиза поднимались на борт нашего корабля, чтобы поприветствовать наше прибытие в Данию. После этого нас доставляли на берег, а потом пароходом во Фреденсборг.






Мы, дети, с нетерпением ждали этих поездок, отчасти из-за того, что здесь мы встречались с многочисленными товарищами по играм, а еще потому, что нас угощали бутербродами с креветками.
В России мы не знали такого блюда, и его вкус казался нам восхитительным. Король Кристиан IX был самым чудесным и милым дедушкой, о котором можно было мечтать.

Он часто играл с нами, детьми. Королева также была дружелюбна и ласкова, и, хотя она не играла с нами, я все равно очень ее любила. Обычно мы представляли собой толпу детей, приехавших
погостить к «дедушке Европы». Приезжали из России, Англии, Греции, австрийского Гмундена. Тут были, конечно, и датские принцы и принцессы. Мы все отличались друг от друга по росту и возрасту, но нам было весело проводить вместе целые дни. И нам, детям, одинаково досаждало, что каждый вечер нас наряжали в парадные одежды, чтобы приветствовать взрослых перед тем, как они сядут ужинать. Мы бродили вокруг и вежливо говорили «добрый вечер» всем дамам и господам, которые стояли в «Садовой гостиной». Дедушка, бабушка и остальные отвечали «спокойной ночи», и нас отправляли спать. И это было уже совсем не забавно!

Как ни странно, я помню случаи, когда мы, русские дети, по запаху определяли, кто из детей находился в комнате до нас. Английские принцы пахли дымом и каминными трубами, от датчан исходил немного влажный запах свежевымытого тела. Другие дети замечали, что мы, русские, пахнем отполированной кожей.



Александр III, Мария Федоровна и принцесса Уэльская. Фреденсборг


Когда я стала постарше, я особенно привязалась к принцу Вальдемару и принцессе Марии с их детьми. Одно время я постоянно носила на руках маленького принца Вигго. Не знаю, нравилось ему это или нет, но я была счастлива. Королева хвалила меня и называла "маленькой мамой". Я этим очень гордилась. Иногда я часами катала Вигго на плечах - он был таким крошечным и легким, и я обожала его.

Время от времени бабушка брала меня с собой на прогулки в парк и показывала мне цветы. Она учила меня составлять букет. "Теперь возьми вот этот цветок, - говорила она, - теперь следующий!" Она научила меня любить цветы и цвет еще больше, чем я их любила до этого. Бабушка особенно любила розы , и каждое утро в последние годы, что мы гостили в Бернсторфе, она гуляла по своему розовому саду, срезала самые красивые цветы и складывала их в корзинку. Приходя домой, она расставляла их в маленькие стеклянные вазы. Розы были в ее комнатах повсюду. С тех пор аромат роз всегда напоминал мне о моей дорогой Амаме, и у меня до сих пор стоит перед глазами ее немолодое нежное лицо.






Как и другие дети, мы переболели корью, и это произошло в Бернсторфе в то время, когда во дворце было полно народу. Нас было около 12 человек детей, а то и больше. Первым заболел принц Кристиан, нынешний король Дании), который привез корь из города, и в течении нескольких дней мы все, один за другим, заболели. Трое из моих английских кузенов лежали в одной комнате, двоих моих старших братьев и греческих кузенов уложили в другой комнате... и так далее. Помню, что мы с Мишей были последними, кто заболел. Нам разрешили приходить к больным, чтобы мы как можно быстрее "подцепили болезнь". Это мои самые лучшие и самые забавные воспоминания о кори".







Не мене интересны воспоминания принца Николая Греческого о датских каникулах:

"Эти встречи были историческими для многих европейских королевских семей, соединенных кровными узами. Узкий круг собирался в Бернсторфе, но когда собиралась вся большая семья, включая придворных и личных слуг - всего около 300 человек, мы собирались во Фреденсборге.

Король Кристиан IX обладал огромным личным шармом и прекрасными манерами, был настоящим гранд синьором. Мы называли его Апапа. Он всегда баловал нас, своих внуков, при этом всегда был очень строг к своим собственным детям. Больше всего на свете он обожал своих дочерей и лошадей. Красота и очарование моих тетушек действительно делали их существами, которыми гордились бы любые родители. Они унаследовали характер и манеры своего отца вкупе с очарованием своей матери. Апапа и Амама были центром, вокруг которого собиралась вся семья в атмосфере любви, уважения и преданности. Их высокие идеалы морали и веры были основой нашей семьи. Амама была самой доброй и очаровательной гранд дамой. Она немного сутулилась и носила кружевной чепец на своих седых волосах. Кажется, будто я и сейчас могу представить, что слышу ее легкие шаги и тихий сухой кашель, которым она прочищала свой голос точно так же, как впоследствии это делала королева Александра. С нами она была чуть более строгой, чем Апапа и ей хотелось, чтобы у каждого из нас был интерес к чему-нибудь. Когда она узнала о моей любви к рисованию, то настаивала, чтобы я больше работал над этим и направлял всю свою энергию на то, чтобы совершенствоваться.



Стоят: Принц Николай Греческий, Принцессы Луиза и Виктория Уэльские, кронпринц Константин Греческий. Сидят: Принц Андрей Греческий, королева Луиза, принцесса Мария Греческая, принцесса Александра Уэльская, принцесса Александра Греческая; король Кристиан, принцесса Мод Уэльская.



Апапа несколько раз в день совершал верховые прогулки. Своих любимцев он знал по именам и кормил их с руки черным хлебом, который всегда набирал прямо со стола после завтрака.

Политика была запретной темой во время этих семейных собраний. Я помню, как однажды кто-то упомянул о деле Дрейфуса, но эту тему тотчас же сменили, так как супруга моего дяди Вальдемара была француженкой, дочерью герцога Шартрского.

Абсолютно все нравилось нам в Дании. После бессистемности юга, мы находили порядок и чистоту севера очень притягательной. Каждый датчанин занимался своим делом и не совал нос в чужие жизни. Дания казалась нам вершиной цивилизации".



Обед во дворце Фреденсборг 10 сентября 1889 года


Чем же угощали своих внуков датские бабушка и дедушка? Великая княгиня Ольга Александровна запомнила бутерброды с креветками. А принц Николай Греческий вспоминал о двух интересных датских лакомствах:

"В 9 часов утра мы завтракали в приятной неформальной обстановке, без слуг. Все было выставлено на сияющих блюдах напротив Амама, всегда сидевшей в центре стола. Каждый из нас подходил со своей тарелкой к Амама, которая накладывала в нее понемногу из каждого блюда. Вершиной гурманства за завтраком была каша оллеброд которую нигде не умеют готовить правильно, кроме Дании. Ее готовили из черного хлеба и темного пива и подавали всегда очень горячей в супнице. На дно наших тарелок мы насыпали коричневый сахар, затем в тарелку наливалась каша, которую нужно было смешать с сахаром, чтобы он хорошо растаял, после чего в кашу добавляли густые сливки. Возможно это все звучит неаппетитно, но мне кажется, что описать это вкусное блюдо просто невозможно. Еще одним датским блюдом за завтраком было rødgrød или малиновое желе со сливками и сахаром. Это была пища Богов! За столом пользовались прекрасным серебром – вся посуда была серебряной.

Обед подавался в 7 часов. Конечно, к обеду мы должны были переодеться. После обеда мы переодевались снова для прогулки с Апапа, а после прогулки - надевали ту же одежду, в которой были за обедом – для ужина, состоявшего из чая и сендвичей, после чего мы все играли в карточную игру Лу".



Бернсторф 1898 год. Уже поколение правнуков:
Сидят: Принцы Аксель и Вигго Датские; Князь Андрей и княжна Ирина Романовы; принцесса Маргарита Датская; Великие княжны Ольга и Татьяна Николаевны; принцы Эрик и Ааге Датские.
Стоят, первый ряд: Принцесса Виктория Уэльская, принцесса Александрина Датская с принцем Фредериком, Король Кристиан IX, принцесса Александра Уэльская, Вдовствующая Императрица Мария Федоровна, Принцесса Мария Датская, Императрица Александра Федоровна.
Второй ряд: Принц Кристиан Датский, Король Георг I Греческий, принц Николай Греческий, Принц Джон Глюксбург, Император Николай II, принц Вальдемар Датский.


Традиция таких семейных собраний стала угасать со смертью сначала королевы Луизы в 1898 году, а затем и короля Кристиана - в 1906. Только две обожающие друг друга сестры, королева Александра и императрица Мария Федоровна продолжали по-прежнему приезжать в Данию. Сюда же возвратилась Мария Федоровна вместе с дочерью Ольгой и ее семьей после революции.

Использованы материалы воспоминаний:

"25 глав моей жизни" Великой княгини Ольги Александровны
Memoirs of HRH Prince Christopher of Greece
HRH Prince Nicholas of Greece "My fifty years"
Tags: royalty, виндзоры, глюксбурги, романовы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments