Княжна Элиза (duchesselisa) wrote,
Княжна Элиза
duchesselisa

Category:

Воспоминания Елены Кумановской об усадебной жизни




Елена Кумановская родилась в 1898 году и провела свои детство и юность в родовой усадьбе Кумановцы в Подольской губернии Российской Империи. Её родители были польскими аристократами, помещиками, вели процветающее хозяйство. О своей жизни в усадьбе Елена оставила прекрасные, теплые воспоминания, в которых детально описала привычный распорядок дня помещичьей семьи, быт, праздничные традиции. На страницах книги оживают яркие страницы прошлого, увы, эта спокойная, упорядоченная жизнь полная довольства была прекращена революцией. Сейчас Кумановцы - глухое и забитое украинское село. Поместье Кумановских с его уютными усадебными домами было сожжено и разграблено в 1918 году, ухоженный тенистый парк - вырублен, от процветающего и приносящего хороший доход хозяйства ничего не осталось. Костел, построенный прапрадедом Елены в XVIII веке был уничтожен большевиками в 1940-х годах. Все было разрушено, разграблено, пошло прахом. За 70 лет советской власти и 30 лет новой украинской Кумановцах не было создано абсолютно ничего, всё только деградировало и приходило в упадок. Семье Елены удалось перебраться в Польшу и в родной усадьбе им бывать не приходилось. И это к лучшему, в памяти остались только светлые картины прошлого, а не гнетущие виды разоренного родного гнезда...

Ниже - несколько отрывков из мемуаров Елены "Wspomnienia z Podola 1898-1919"


"Время, в которое я родилась, выросла, жила на протяжении 18 лет на прекрасной территории восточного Подолья, очень отличается от сегодняшнего дня. Мне самой иногда сложно поверить, вспоминая о том, как все было тогда и какие безумные перемены произошли во всех сферах жизни. Прежде всего исчезли традиции, семейное тепло, радость жизни, беззаботность, уверенность в завтрашнем дне" - Елена Кумановская.

Домашние любимцы: Однажды отец принес мне двух маленьких косуль: они едва стояли на ногах, им было всего несколько дней. Жнецы на поле испугали мать и отогнали её далеко от малышей. Отец выругал жнецов и забрал перепуганных малышей. Он принес их домой, поручил уход за ними мне и распорядился, чтобы приготовили бутылочки с молоком и сосками. Бедные малыши жались друг к другу. Одна косуля была спасена, а вторая через несколько дней погибла. Косуля выросла и гуляла со мной и псом Каро в саду. Она была очень доверчивая и не боялась людей и собак. К сожалению, однажды она отправилась одна в сад и её там загрызли борзые. Мое отчаяние было так велико, что отец и мама, чтобы облегчить мое горе, подарили мне пони Звездочку и мама научила меня кататься. Звездочка меня очень любила и сразу прибегала на мой голос.

Парк в Кумановцах был очень большой, с укромными уголками, где было так интересно играть. Рядом с домом росло огромное количество цветов, которые нужно было поливать каждый день. Сколько труда и времени это требовало! От зари до зари конные бочки возили из ставка воду. В саду в разных местах были вкопаны дубовые бочки, в которые выливали воду, которую использовали только вечером, когда заходило палящее солнце и можно было поливать растения.

Отец был известным охотником, безумно любил охоту, но в то же время он заботился о животных и опекал их. Он умел имитировать голоса животных и птиц и учил нас вести себя в лесу так, чтобы не пугать животных.

На некоторых лесных полянах крестьянам разрешалось пасти коней. Чаще всего летом их пасли дети из села. С некоторыми из них мы дружили. Помню наши общие игры, особенно любимую - в индейцев. Крестьянские дети показали нам тайные укрытия и научили охотиться и тихо подходить к берлогам животных. Однако нам было сложно объяснить им, что это незаконно ловить животных в силки, а так же красть яйца и птенцов из гнезд. Помню, что только аисты пользовались уважением. Разорять гнезда аистов было табу. Эти гнезда возле дома приносили счастье".

Дружба с крестьянами: Дети часто пасли коней ночью, разводили костер и пекли картошку, которая была очень вкусной. Правда она была покрыта пеплом, но это придавало ей особенный вкус. Однажды мама несправедливо меня наказала. Виноваты были братья, а подозрение и наказание достались мне. Помню, как помчалась в конюшню, села на Звездочку и помчалась в лес к крестьянским детям. Всю ночь я была там. Нашли меня только на следующий день. На сей раз меня не наказали за побег, но я помню, как мне из длинных волос вычесывали чертополох. Это было достаточным наказанием.


Елена (Лета) Кумановская, 1912 год


Заготовка варенья и бульонов: Летом для приготовления варенья или мясного бульона служила построенная в саду кухня со встроенными казанами. Летом готовили запасы на всю зиму. Печи были размещены в саду, чтобы котлы не занимали много места в кухне, кроме того, приготовление еды на свежем воздухе было менее утомительным. Варенье нужно было варить и помешивать на протяжении нескольких часов, а иногда даже и ночью. А приготовление бульона наподобие магги, только из настоящего мяса, занимало несколько дней без перерыва. Его вкус и качество были восхитительны! Жертвой такого бульона становилась целая корова, то есть её плоть и кости. Также добавлялось несколько кур и другие виды мяса и овощи. Все это варилось очень долго, пока жидкость не становилась густой и коричневой. Потом её заливали в глубокое блюдо, где она застывала. Твердые круги могли храниться очень долго и были вкусной и питательной добавкой к супам и соусам.

В 7 лет я научилась читать и писать. Гордясь своим мастерством, я предложила своим деревенским друзьям научить их. Желающие приходили к нам или я шла к ним. Так мы еще больше подружились, объединенные учебой и играми. Иногда мы устраивали жанровые представления театральных и других сцен, переодевание вызывало у нас восторг. Мама одобряла эту дружбу и однажды на Рождество пригласила крестьянских детей на елку и подготовила для них подарки.

О дисциплине и воспитании: Мы воспитывались в строгой дисциплине. Несмотря на достаток окружающий нас, мы должны были с детства выполнять различные поручения. К прислуге нам не позволяли относиться грубо. Помню один эпизод: кучером у нас был Иван Мазур, служил он еще у моих бабушки и дедушки. После 25 лет работы у него началась так называемая куриная слепота и он не мог больше работать кучером. Отец поручил ему заботу о лошадях и упряжи. Однажды я вбежала на конюшню и хотела взять для верховой езды Каштанку. Иван мне этого не позволил. Рассерженная, я показала ему язык и кукиш. Когда отец узнал об этом, он взял меня за руку, повел на хозяйственный двор и, позвав всех кучеров, заставил меня извиниться перед старым Иваном и поцеловать ему руку. Как я благодарна родителям, за то, что они научили меня любить людей, уважать старших и работать, чтобы выживать в любых условиях.

Бабушкин дом: По-настоящему сказочной частью моего детства был дом родителей моего отца. Бабушка, высокая, старенькая, очень подвижная, всегда аккуратно одетая - в длинной очень широкой юбке, кружевном чепце и черной венгерке. У нее было любимое кресло с подставкой для ног. Она курила сигареты на очень длинном мундштуке. Была веселая, энергичная и властная, любила гостей и приемы. В отличии от нее дедушка был тихим и спокойным. Он часто сидел у камина и курил трубку. Дед и бабушка жили в главном дворце усадьбы, а мы с родителями - в малом. Дома разделяли клумбы, кусты и газоны. Дом бабушки и дедушки был огромным старинным особняком, построенным прапрадедом Фабианом Кумановским на месте, где когда-то стоял защитный замок, разрушенный во время татарских набегов. От тех времен остался только подземный ход, растянувшийся на несколько километров. Я хорошо его помню, так как мы с французским гувернером моих братьев, господином Боя, неоднократно туда ходили. Вход туда шел из нашего подвала, где летом хранился лед для домашнего пользования. Из этого подвала, довольно глубоко, шел длинный узкий коридор, весь в паутине, темный, поддерживаемый на определенном расстоянии деревянными балками. Через каждые несколько шагов в стены были вбиты длинные железные крюки, на которых когда-то, вероятно, висели факелы, чтобы освещать путь. Подземный ход вел в большую пещеру, из которой пути расходились. Ходы из пещеры были повреждены и в некоторых местах осыпались. Один из них вел к реке Южный Буг и прятался в глухих лесах, росших по берегам этой реки.

Кумановцы лежали на Черном пути на берегу реки Икавка (приток Буга) и были колыбелью рода Кумановских, переходя от отца к сыну с 1539 года, когда были дарованы Теодору Кумановскому королем Сигизмундом Августом. Кумановские ведут свой род от дворян королевы Ядвиги и происходят из племени половецких куман, которые после нашествия монголов осели в Венгрии. Прапрадед Фабиан Кумановский отстроил поместье и одновременно возвел костел в честь святого Ивона.

Малую гостиную помню очень хорошо, поскольку на Рождество там стояла замечательно украшенная огромная рождественская ёлка. Стены комнаты были покрыты темно-бордовым материалом похожим на парчу. На одной из них висел ковер ручной работы. В 1831 году бабушка и еще две дамы начали вышивать его с намерением подарить тому, кто вернет Польше независимость. Центральным орнаментом этого ковра был белый орел, опирающийся на скрещенные флаги. Он был окружен венцом из лавровых листьев, а по краям так же были скрещенные флаги. На стенах гостиной висело много фамильных портретов.

Нас, детей, влекло и захватывало небольшое помещение рядом со столовой, где вдоль всех стен стояли шкафы с ящичками, на которых были карточки с пояснительными записями. Эти шкафы были полны разнообразных сладостей как домашних, так и покупных. Приготовленные дома засахаренные фрукты и ягоды ( даже гроздь смородины на веточке засахаренная как одно целое). Такой вид варенья хранился в банках в густом сиропе и использовался для украшения десертов, тортов и печенья. Раритетом были зажаренные в сахаре цветы - вся веточка с цветами и стеблем. Такие сладости хранились в плоских ящиках завернутые в бумажную салфетку. Жареные акации и фиалки были редкостью, так как их приготовление требовало большого мастерства. Такие чудеса я видела только у бабушки и дедушки. Цветы акации в кляре часто подавались как десерт. В детстве я не любила это блюдо, но, быть может я тогда просто плохо разбиралась в кулинарии? Кроме этой домашней роскоши в ящичках лежал прессованный инжир, несколько видов фиников и изюма, все виды орехов и миндаль в большом количестве, так как из него готовили оршадовый суп. Все эти деликатесы привозились из Одессы на больших возах, запряженных волами. Я хорошо помню этот вид транспорта - телеги, запряженные степными волами цвета кофе с молоком, с огромными рогами. Чумаки привозили главным образом соль, но кроме нее еще виноград и мандарины.

Однажды я стала свидетелем необычной сцены: моя бабушка, проходя с пани Марией через комнату рядом со спальней, увидела пробегающую мышь. Словно 15-летняя девушка бабушка одним махом запрыгнула на сундук и закричала: "Молли, спаси меня! Мышь, мышь!" Вспомнила о сундуке и нужно теперь рассказать для чего они были нужны. В них хранились разложенные платья, обернутые тонким батистом. Таким образом они совсем не мялись. А шкафы использовали только для хранения белья, которое перекладывали мешочками с ароматными травами, духами или эфирными маслами.

Кумановцы находились между Хмельником (в 9 км) и Летичевом (в 30 км.) в Подольской губернии. Земля как и во всей Подольской губернии была очень плодородной, так называемый чернозем. Климат прекрасный, континентальный. Зима была снежной и холодной, осень - дождливой, весна - теплой, а лето очень жарким.

Родители создали в Кумановцах атмосферу доброты, они умели находить общий язык с людьми разных социальных слоев. Атмосфера нашего дома - наполненная семейными традициями, патриотизмом, уважением к людям труда, абсолютной честностью по отношению к себе и окружающим, чувствовалась во всём. Мы росли в этой атмосфере.




Янина Кумановская, мать автора


Прислуга и наемные работники: Полевые и фольварковые работники, а так же, за редким исключением, домашняя прислуга жили в селе и приходили работать днем. Для прислуги была отдельная кухарка, которая готовила для работников не на плите, а в хлебной печи. Горшки, в которых она готовила были заужены внизу. Их ставили в печь и доставали из нее с помощью железного ухвата на длинной палке.

Утренний прием еды назывался обедом и состоял из супа, чаще всего из украинского борща, рассольника или супа капустняка с горохом. На второе подавали вареники из пшеничной муки с творогом или тертым картофелем, политые жареным салом или сметаной. Или пампушки с чесночным соусом и салом со шкварками, или лапша с творогом или картофельные оладьи. Все, включая супы, всегда приправлялось салом.

Второй прием еды, так называемый полдник, состоял из большого куска ржаного хлеба, сала и молока. Летом подавалось в основном кислое молоко. Ужин был третьим приемом еды. Подавали в основном молочный суп с лапшой, пшенную кашу, картофель или гречневую кашу с кислым молоком. Конечно, во время еды хлеб подавался без ограничений.

Прислуги в доме всегда было много. Главной среди кумановецких "придворных" дам была экономка. Она следила за кладовой, молочней и птичником. Молочня отнимала много времени, так как нужно было описать молоко от каждой коровы, чтобы точно рассчитать процент жирности.

Второй по значимости была должность прачки. Ее занимала очень милая полька Марцелина. Меня всегда поражал ее талант гладить мужские воротники, а также кружева и оборки. Для глажки использовалось несколько видов утюгов. Прачка должна была уметь все выгладить, выстирать и высушить без применения химических средств.

Горничная убирала все комнаты в доме, наши и наших родителей, ванну, также она помогала прачке. Была также кухарка, которая готовила еду для работников и три девушки, в обязанности которых входило кормление птиц и свиней, уход за коровами и мелкие хозяйственные работы.

Мужская прислуга состояла из дворецкого (лакея), который имел в распоряжении двух мальчиков. Лакей накрывал на стол, следил за тем, чтобы серебро всегда было начищено. Лакей следил за чистотой и порядком в столовой, гостиной, кабинете отца, фойе, коридорах и комнатах для гостей. Поваром был Никита, черный как цыган, отличный специалист, но пьяница. Ему помогал поваренок. С 1913 года у нас работало три кучера.


Елена Кумановская


Рождество: Теперь я перейду к совсем другой теме, а именно к описанию обычаев и традиций, которые существовали в усадьбах в те времена. Начнем с того, как отмечали Рождество Христово. В Святой вечер многие ходили на празднично богослужение. По углам комнаты расставляли снопы - ржаной и овсяный. Стол накрывали белой скатертью, а под нее клали тонкое сено, которое напоминало о рождении Христа в хлеву. На скатерти стояли вазы разной формы с букетами. Накрывали всегда на одного человека больше, чем ожидали в гости, так как мог заглянуть нежданный странник. Посреди стола стоял красивый штрудель, а вокруг него - освященные облатки. Свет от зажженных свечей, стоявших на столе канделябрах создавал особенную праздничную атмосферу и добавлял волшебства. Вс были одеты празднично, родители входили первыми, затем мы, дети, и все остальные домочадцы. Родители делили облатки на всех, включая домашнюю прислугу. Потом все садились за стол и пробовали традиционные праздничные блюда, которых должно было быть двенадцать. Два супа на выбор: миндальный или красный борщ с пельменями или книшиками - булочками из пресного дрожжевого теста с обжаренным луком. После супов подавали рыбные блюда: так называемые кружочки - сделанные из молотой щуки, приправленные как котлеты и сформированные в колечки или на манер крендельков, к ним подавали тертый хрен. Карп в соусе - сладкий, с изюмом, фаршированная щука, судак в соусе из растопленного сливочного масла с рубленными яйцами, судак с майонезом и каперсами, жареный карп с отварным картофелем, карп запеченный в сметане, заливной линь с соусом тартар. Из других блюд была кутя и компот из сухофруктов и другие деликатесы. Во время рождественского ужина никогда не пили водку, только белые вина.

Весь ужин наши мысли были только о елке и тех сюрпризах, которые лежат под ней. Родители всегда первыми вставали из-за стола и давали понять, что Рождество завершилось. Мама вставала первой и за ней мы входили в гостиную, которая с утра была закрыта. Рождественская елка украшенная игрушками, свечами, яблочками, золотыми и серебряными орехами, доставала почти до потолка. Мы все стояли вокруг елки и пели колядки под рояль, затем мама отодвигала ширмочку, за которой лежали подарки, и раздавала их. После того как стихали эмоции, подавали чай, пирожные, рулет с маком, пряники и другие сладости. Поскольку костел был рядом, в 12:00 мы пешком отправлялись на ночную мессу.

Великий пост и Пасха: Великий пост держали очень строго. Главным блюдом был постный суп из картофеля с сельдью или таранкой. Употребляли много картофеля и круп, но заправляли их только постным маслом. На Страстной неделе ели только один раз в день, в Великую Среду и Страстную Пятницу ели только кусочек черного хлеба с чаем, а большинство вовсе ничего не ели в эти дни. За две недели до Пасхи начинались приготовления. У ключницы и фрейлин была масса работы на кухне. Кроме приготовления мясных блюд, много времени занимала выпечка пасхальных баб и мазурок. Бабы выпекались в печах для хлеба. Формы для баб были в виде высокого цилиндра 40-50 см. Для приготовления теста служили специальные деревянные корыта. Две девушки стояли друг напротив друга и вбивали в корыто яичные желтки, отделяя белки, затем в течении получаса взбивали десятки яиц и когда желтки начинали немного светлеть, ключница добавляла сахар и девушки снова взбивали смесь полчаса. Потом к этой взбитой массе добавляли муку. Снова вымешивали час, добавляли дрожжи, топленое масло, приправу для запаха и снова вымешивали тесто в течении получаса. Потом содержимое корыта накрывали и ставили в теплое место и примерно через час раскладывали в хорошо смазанные формы, заполняя их на треть. В формах тесто росло дальше, а когда уже подходило, ставили в горячую печь. Большой сноровки требовало мастерство доставать баб из формы. Их укладывали на покрытые покрывалом подушки, а затем очень осторожно переворачивали, чтобы они остыли. Тесто было настолько деликатным, что могло опасть после того как его доставали из печи. Процесс приготовления баб был непростым, две пары девушек постоянно сменяли друг друга. Бабы получались прекрасные, а их вкус знаком только тем, кто х пробовал.

Мазурки были обязательным деликатесом пасхального стола. Мазурки королевские, цыганские, хлебные, ангельские, несколько видов шоколадных - с миндалем и орехами, финиковые, апельсиновые, цитрусовые - были непременно.

Кроме баб и мазурок пасхальный стол был заставлен мясными блюдами. Подавали два вида ветчины: первый - маринованная и копченая, второй - соленая и вареная. Рулет из свинины, жареный поросенок с красивой румяной корочкой, запеченная телятина, несколько видов колбас и сальтисонов, индейки, цесарки. В большом количестве были отварный яйца. К мясу подавали несколько видов соусов - татарский, каперсовый, луковый, соус из хрена. Стол с освященной пищей стоял отдельно, накрытый белой скатертью и заставленный цветами - барвинком и гиацинтами. Одна баба была покрыта глазурью и украшена сахарным бисером, другая без украшений - стояли в центре, а перед ними было разложено мясо - шкурка ветчины была надрезана, в сало воткнута гвоздика с барвинком, телятина была мастерски покрыта темным бульонным желе. В Великую Субботу приходил ксензд, читал молитвы и окроплял стол святой водой. Но суббота была еще постным днем и потому все должны были терпеливо ждать до воскресенья. Утром в первый день праздника нарезалось мясо и кондитерские изделия. Но христосование пасхальными яйцами, загадывание желаний и трапеза с основными праздничными блюдами происходили в полдень. Мама и некоторые домашние ходили на пасхальную заутреню, остальные - к поздней обедне и только по возвращении из костела начиналось застолье.


Дом в Кумановцах (рисунок Ирэны Боярской)


Распорядок дня: Жизнь в нашем доме имела установленный ритм, которого нужно было придерживаться, особенно это касалось нас, детей.

Уроки начинались в 9 утра и продолжались до обеда. С 5 до 6 часов вечера мы выполняли домашние задания или другие обязательные занятия. Свободное от учебы время посвящали развлечениям, играм, верховой езде.

День родителей тоже был распланирован. Отец был одним из тех помещиков, которые рано встают. Он принимал самое активное участие не только в управлении имением, но и в хозяйстве. Он любил лично наблюдать за работами на фольварке или в поле, поэтому после быстрого завтрака мы отправлялись на инспекцию и возвращались к 8 утра ко второму завтраку во время перерыва в полевых работах. В наших краях это был главный прием еды для всех батраков.

Мама вставала позже. Около восьми утра к ней приходила экономка и повар Никита в белом переднике и белом колпаке на голове. В руках у него была тетрадь с предложениями блюд на обед и ужин. Он советовался с мамой и она или утверждала или вносила корректировки. С 10 до 11 утра мама занималась общественной работой, принимала больных. Она много читала и была очень гостеприимной. Часто приезжали в гости соседи. Отец поддерживал хорошие отношения с соседями, особенно во время охот, которые устраивал сам или ездил на охоты, которые устраивали его приятели. Очень часто приходил на преферанс приходской священник, ксендз Лев Залесский. Третим игроком обычно бывал пан Клемент Гдовский. В те года преферанс сходил с зеленого столика и начинал царить винт, в который также можно играть втроем.

Порядок дня в Кумановцах от того, который обыкновенно был во всех домах нашего края.

Приготовление завтрака и полдника было обязанностью дворецкого и его помощников, двух мальчиков. В буфетной заваривали кофе и чай, ставили самовар. Завтрак подавали между 8 и 9 часами утра. Взрослые пили чай или кофе с прекрасными топлеными сливками. Всегда подавалось свежее печенье, замечательные маленькие булочки, ржаной хлеб, масло, мед, сыр, колбасы. Мы, дети, пили кофе с молоком, просто молоко или какао, хлеб с маслом и медом - любимое лакомство. Особенно мы любили мед в сотах.

Обедали в перерыве между полевыми работами, примерно в час дня. Он состоял из четырех блюд: супа, мяса или блюда из птицы или дичи с картофелем, рисом и т.д. К мясу всегда подавали салаты. Третье блюдо состояло из овощей. Четвертое блюдо - разнообразные пудинги.

Полдник всегда был в 5 часов вечера. Летом подавали фрукты: садовую или лесную землянику, клубнику, малину, черешню, дыни и прочее со сладкими сливками и сахаром. После - чай с хрустящими булочками, печеньем и вафлями с маком. Зимой - яблоки, груши, апельсины, мандарины и виноград.

Ужинали около 8 вечера. На ужин подавали обычно кислое молоко с картофелем или гречневую кашу с мясом или птицей. Часто ели мучные блюда - вареники, особенно местные из гречневой муки с творогом. Часто делали запеканки с фруктами, творогом или вареньем. Ужин завершался чаем, печеньем, сливочным маслом.

Когда приглашали к столу, первыми входили родители и гости, далее - члены семьи и в самом конце дети. Мы сидели за столом всегда в самом конце, рядом с нашими учителями и воспитателями. Я очень не любила эту традицию, потому что дворецкий, поднося блюда, начинал со старших и нам доставались худшие кусочки.

После обеда старшие собирались в гостиной на кофе, который подавали в маленьких чашечках. Сахар использовался только кусковой. Он хранился в кладовой и откалывался от большого куска. Когда приезжали гости после обеда к кофе подавали ликеры, которые зачаровывали нас своими яркими цветами: пеперминт был зеленым, кюрасао оранжевым. Для ликера использовали маленькие узкие бокальчики.

Летом пополудни устраивали конные или фаэтонные прогулки, навещали соседей или ездили в лес за земляникой.

После ужина дети отправлялись спать, а взрослые играли в карты, читали, играли на фортепиано или беседовали на разные темы.

Heleny (Leta) z Kumanowskich Kutyłowska "Wspomnienia z Podola 1898-1919"
Tags: аристократия, дворянство, традиции, усадьба
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments